ставрида

Из воспоминаний рыболова

В 2007—2008 годах мы публиковали в «Рыболовном журнале» воспоминания опытного рыболова Василия Николаевича Бревко. Читать их было интересно и познавательно, темы были самые разные, иногда довольно необычные. Подборку этих материалов я с удовольствием привожу сейчас здесь, заручившись согласием автора.
Д.Баличев

 

Про ставриду

Мой друг и сослуживец Боря Любимов так долго и красиво рассказывал нам с женой о том, как здорово он отдохнул на Черном море, что мы твердо решили: на следующий год поедем обязательно, втроем, с дочкой Леночкой. Жена-то уже бывала на море, а я еще ни разу!
Боря выложил все подробности: как добраться, у кого остановиться… Но само море я представлял себе не очень ясно. Оно, должно быть, огромно. И хорошо бы на него поглядеть с высоты, например из самолета! Потому-то мы и решили лететь на самолете в Сочи, а оттуда на катере плыть в Дагомыс.

Вид в иллюминаторе произвел на меня большое впечатление. Внизу берег с постройками, а за ним — вода, вода, вода без конца. Да, широка страна моя родная… Скорее бы уж добраться до места, посмотреть на морских рыб!

Когда прибыли в Дагомыс, уже стемнело, но на причале я увидел десятка полтора рыболовов.
— Неля, посмотри, ночью с удочками сидят! Вот интересно!
Для себя я решил на следующий же день все хорошенько разузнать и наметить план действий.
Хозяева домика, где мы остановились по протекции нашего друга, оказались приветливыми, обходительными людьми. Устроив нас со всеми удобствами, они пожелали нам спокойной ночи, и мы пошли отдыхать.

С собой я привез леску разного диаметра, набор крючков всевозможных размеров и прочую мелочь. А вот удилища не взял. Хорошего складного не было, а палки тащить не хотелось. К счастью, дядя Миша, наш хозяин, оказался заядлым рыболовом и под верандой у него хранилось несколько цельных бамбуковых удилищ. Узнав о том, что и я рыболов со стажем, он меня зауважал и разрешил выбирать любую из имеющихся снастей. Казалось, все проблемы теперь были решены.
Но ничего подобного. Дагомыс — приграничный город. Днем — сиди и лови, сколько хочешь, а как только начинает темнеть, пограничники вежливо просят всех приезжих покинуть побережье. Вот тебе на! А как же ночная рыбалка? В первый раз пришлось мне вместе со всеми приезжими уйти. Во второй и в третий — тоже. Я уже потерял всякую надежду порыбачить ночью, но на следующий день ко мне на пляже подошел парень моих лет:
— Что, расстроился? Вижу, ты рыбачок настырный. Первый раз на море? А меня Иваном зовут. Хочешь ночью порыбачить?
— Конечно хочу!

Мы разговорились и сразу почувствовали уважение друг к другу. Так часто бывает, когда встретишься с хорошим человеком.

— Ты у кого остановился? А, знаю, дядя Миша-автобусник. А чего ж он тебе про наши порядки не рассказал? Здесь с этим строго. Пограничники никому спуску не дают, а вас, отдыхающих, за версту видно. Беленькие, нарядные, как на парад. Но ты-то не беленький, загар, как у настоящего южанина. Ну, вот что — часов в шесть вечера заходи вон в то помещение, я там работаю. Посмотришь мой улов заодно. Удочку не бери, я тебе свою дам, на ставриду.

На том и порешили. Я вернулся к жене, получил добро на вечернюю рыбалку и пошел с ней загорать. До вечера времени еще оставалось много.

на море

Привыкший к военной дисциплине, в 17.45 я был на месте. Мой наряд состоял из поношенных брюк, старой ватной фуфайки и вязаной шапочки. Ваня уже ждал меня. Зашли к нему — не то склад, не то мастерская. Две ванны со ставридой в тузлуке и штук пять шнуров, на которых по десять-пятнадцать рыб вялятся.
— Вот мое хозяйство. Так сказать, дополнительный приработок. Зарплата небольшая, а жену кормить надо. Да еще и ребятишек двое. Вот и кручусь. В хорошие ночи по двадцать-тридцать ставридин ловлю. Жена и свежую продает, и вяленую. Ну что, морально готов? Вижу — готов!

Мы собрали удочки. Ваня взял одну свежую ставридку.
— А рыба зачем? На рыбалку с рыбой? Плохая примета.
— Примета, может, и плохая, да насадка уж больно хороша. Это море, а не пруд. Мы ловим ставриду на ставриду. Потом покажу.

Он закрыл свое помещение, и мы не торопясь пошли. На причале уже сидело человек десять-пятнадцать. Начинались южные сумерки. На юге всегда как-то быстро темнеет. Вот уже и фонари зажглись.

Ваня выбрал место в середине.
— Садись рядом. Когда подойдут, не дергайся. По виду сойдешь за местного.

Мы уселись. Иван порезал рыбу на кубики, показал, как насаживать.
— Если увидишь, что между поплавков шныряет игла, не вздумай кричать и махать, а медленно поднимай удочку. Если она испугается и вертанет — беда, три-четыре удочки перепутает. Понял?

Мы забросили. Глубина в месте ловли была метров десять-двенадцать, а спуск — три.
— Когда клюнет и подсечешь, вытаскивай аккуратно, но в темпе. Она закручивается, как пропеллер. И если встанет под прямым углом, то обязательно сорвется.

Клев начался сразу. Поплавок попрыгал немного и лег на воду.
— Подсекай! Посмотрим, как ты справишься.

Я подсек и начал ровно и быстро поднимать рыбу. Сердце колотилось, руки немного дрожали, но все окончилось благополучно, даже самому не верилось. Пойманную ставриду я сунул в брезентовый мешок, заранее набитый крапивой — чтобы не портилась.

Когда мы поймали уже штук по пять-шесть, появилась игла! Это вам не швейная иголка, а рыбина около метра длиной. В лучах прожектора видно ее было прекрасно. Я залюбовался зрелищем и забыл строгий наказ моего друга.
— Эй, ты что, заснул? — прошептал Иван. — Удочку вынимай, только медленно!

Я вынул удочку, посмотрел по сторонам — ни одного поплавка на поверхности не видать.
— Ну вот и хорошо. Теперь кто-нибудь стеганет ее по спине, и минут через десять будем дальше рыбачить.

Я быстро приноровился к общему порядку и почувствовал себя настоящим морским рыболовом. Да, думаю, это вам не наш пруд с его плотвой и окушками!

— Сиди спокойно. Пограничники идут. Сейчас проверять начнут.

Действительно, начался досмотр: наш — не наш. Подошли и к нам.
— Здорово, ребята! Как служба, как здоровье? — упредил их Иван. — Вот, братишка приехал, я его уже на работу устроил да решил научить ставриду ловить. Может, рыбак из него получится…
— А откуда братишка?
— Да с Урала. Решил ко мне на юг переехать, я его давно звал. Вот он неделю назад и приехал.
— Ладно, счастливой рыбалки!

И пограничники пошли проверять дальше.
— Все, теперь ты свой! Можешь спокойно приходить рыбачить.
От радости во мне все пело. Ну, теперь без всякого мандража можно сидеть и наслаждаться ночной ловлей!

До трех утра мы вдвоем поймали сорок пять ставрид. Потом клев как отрезало.
— Все, ставрида отошла. Пойдем домой, еще поспать успеем.

ставрида черноморская

Улов давил на плечи. Как-никак, а килограммов двадцать пять набралось. По дороге зашли к Ивану. Я отдал ему половину своего улова, себе оставил ровно десять штук. Попрощались, договорились о встрече…

Дома все спали. Лег спать и я. Глаза закрываю — поплавок перед ними прыгает, открываю — нет ничего. Проснулся поздно, около девяти. С кухни доносился запах жареной ставриды. Это хозяйка с моей женой готовили завтрак. А у меня в голове уже строились планы новой рыбалки.

 

Язь на Сейме

В Курской области протекает чудесная река Сейм. Берега то пологие, то обрывистые, вокруг чередуются луга, леса и перелески… Описывать эту красоту — дело неблагодарное, ее нужно видеть. Вот и мы с отцом решили своими глазами посмотреть на чудо.

В некоторых местах Сейм разбивается на небольшие, по 10–15 метров, протоки. Есть и островки. Вода чистая, течение быстрое, рыбы много. Щука, окунь, плотва, карась, лещ, язь, сом…
Половили мы сначала с берега и с островков. Я-то поплавочник, а отец — спиннингист. Я ловил плотву на распаренную пшеницу, а он щуку и окуня на самодельные блесны, спиннингом. Потом решили проехать вверх по протокам. Ну, решили — поехали. Я на веслах.

— Давай в эту протоку, — говорит отец. — Она побыстрее, тут должна рыба быть.

Гребу. Отец — впередсмотрящий.

— О, смотри, поймал! Ого! Еще поймал!

Я в недоумении. Моя поплавочная на борту, спиннинговая снасть отца тоже.

— Кто, что поймал?
— Да вон, впереди, дядька на долбленке… О! Опять тащит! Давай, подъезжай потихоньку, посмотрим да расспросим, что да как.

Подъехали, поздоровались, заглянули в лодку… и раскрыли рты. Там лежало штук десять великолепных, по полтора-два килограмма, язей!

— С хорошим уловом вас, дядько!
— Здраствуйте, здраствуйте… Та щось сьогодня не дуже. За три години тiльки десять штук. Учора було краще.

Мы поняли, что перед нами местный рыболов с хутора Михайловский, что на левом, украинском берегу. А правый берег — уже в Курской области. Конечно, у нас загорелись глаза от увиденного, а когда он при нас вытянул язя килограмма на два с половиной, мы были просто в шоке. Дай Бог хорошему человеку хорошего улова, но ведь надо все узнать и понять.

— А на что ж ловите?
— Та на розпарену кукурудзу. Бiльше нiчого нема!

Мы рассмотрели его снасть. Удилища метра три длиной, самодельная катушка, таких еще видеть не доводилось. На деревянный диск, отрезанный от ветки яблони, набиты гвоздиками две крышки от консервных банок. Рукоятка — умело приклепанный гвоздь. Намотано метров двадцать-тридцать лески 0,30–0,40 мм, но не цельной, а из отдельных кусков. Поплавок! Он был из высушенного початка кукурузы. Плавучесть великолепная, да и заменить не проблема, если вдруг потребуется.

Отец закурил. А дядька как глянул на батин спиннинг, так у него глаза и загорелись.
— От би менi таку катушку! Слухайте, продайте менi!
— Продать-то можно… А знаете что, давайте меняться.
— О, та в мене нiчого нема.
— А давайте так: мы вам катушку с леской, а вы нам двух-трех язей.
— Та що двух-трьох, заберiть хоть усiх!
— Нет, дядько, всех не нужно.
— Та я до вечора пiймаю ще бiльше. Давайте, давайте, а то передумаете!

Ударили по рукам. Дядька сам перебросал нам в лодку язей, мы отдали ему новенькую «Невскую» вместе с леской, цельной «Клинской». Он был в восторге.

— А если не секрет, куда же вы деваете столько рыбы?
— Та я на пенсiï, продаю кацапам в Курск. По рублю штука, з руками беруть. А я за лiто по 200–250 штук ловлю, коли i бiльше. Оце мiй заробiток. А тепер з такою катушкою я ще бiльше пiймаю!

Мы тепло попрощались, пожелали рыболову успеха и поплыли к машине, возвращаться домой.

 

Золотой карась

Вспомнил я на днях одну давнюю историю и решил рассказать ее читателям. Может быть, кому-нибудь будет интересно? Итак, вот она.

— Тетя Шура, а Васька дома? — слышу голос своего друга Вити Стукало.
— Дома, дома, в сараи вудку свою майстрюе. А ты шо, опять на рыбалку? От непосида, краще б дилом зайнялись!
— Тетя Шура, так это ж и есть дело. Пойду в сарай, может — уговорю.

Я сижу в сарае за отцовским верстаком и шлифую обломком стекла отличное, четырехметровое, еще с осени хорошо высушенное удилище из лещины. Легкое, прямое как струна, оно всю зиму провисело здесь, прибитое за комель, со стограммовой гирькой, привязанной к вершинке. Таким удилищем одно удовольствие ловить на реке уклейку, плотву, ерша, окуня. Как подумаю об этом, сразу сердце радостно забьется.

Дело уже близится к завершению, когда дверь открывается и входит Виктор.
— Здоров!
— Здоров! Что, почти готово?
— Не почти, а готово. Осталось леску привязать, крючок, да грузило прикрепить. Вот гусиного пера только нету.
— Ладно, будет тебе перо. У матери выпрошу. Но завтра оно тебе не потребуется. Да и удочка тоже.
— Почему это не потребуется? Мы же завтра на рыбалку? Ты ведь не зря пришел?
— Не зря, но ловить будем не удочками, а руками. Я такое место нашел! Правда, идти далековато, на хутор Мамаевский.
— Да что, мы на хутор не ходили, что ли?
— Ну, не далеко, но по распаханному полю километра два идти. Я позавчера там был. Озерко с полкилометра длиной, метров двести шириной, все в кочках, а воды осталось сантиметров пятнадцать-двадцать. Желтого карася — навалом, кишмя кишит. По берегу вороны ходят, ждут, пока вода еще убудет. Тогда за пару дней все выклюют. Не опоздать бы!
— Так мы…
— Руками будем ловить! Я тебя научу. Завтра в четыре у тебя. Возьми у матери корзину да пожевать что-нибудь.
— Понял. В четыре буду готов.

Виктор ушел. Я, конечно, верю ему, он настоящий друг, такой не обманет. Но на рыбалку без удочки? Все же я собрал удочку — другую, на карася, — накопал отличных навозных червей, отнес их в погреб, чтобы не перегрелись. Отрезал краюшку черного хлеба, выпросил у матери шматок сала, пару луковиц. Теперь надо ждать завтрашнего утра.

Во сне я тоже ловил карасей, только они почему-то было крупнее хорошего карпа, бегали впереди нас с Витькой по пахоте и издевательски крутили плавниками у жаберных крышек. Потом караси исчезли.

— Эй, хватит спать. Жду тебя у колодца на улице, надо водички набрать.

Я вскочил и вылетел на двор с корзиной, удочкой, банкой червей и едой в пакете. Витя посмотрел на меня и покачал укоризненно головой.
— Ты сам собрался рыбачить или со мной за карасем пойдешь?
— С тобой за карасем, а удочка — так, на всякий случай.
— Ну, нет, с твоей удочкой мы только время потеряем, а кто увидит, так сразу подумает: куда это мы по пахоте с удочкой идем? За дурачков нас примут. Все, удочку оставь — и пошли!
— Ну, пошли так пошли.

Идем. Солнышко только встало, не жарко, птички поют. Хорошо! Дорога до хутора знакомая. Одним словом, добрались мы до длинного водоема, который был весь в кочках.

— Так, снимай кеды, майку… Корзину оставь… Сначала побродим по воде, чтобы взмутить ее.
Сказано — сделано. Оставшись в одних трусах, мы минут двадцать бродили по воде во всех направлениях, готовя фронт работ.

— А теперь смотри, как надо ловить карася. Я буду ловить, а ты сзади будешь корзину нести. Потом поменяемся.
— Ладно.

Около первой кочки Виктор присел, обхватил ее руками и начал прощупывать.
— Есть! Сейчас получше ухвачу!

Невероятно, но факт. Витька вытащил сверкающего золотом карася размером с хорошую ладошку и тут же отправил его в корзину. За следующие двадцать-тридцать минут он поймал еще пяток таких же. Вот это да!

— Когда назад пойдем, еще лучше будет. Вода совсем мутная станет, и под теми же кочками сам будешь ловить! — произнес Виктор с видимым превосходством опытного рыбака.

Я сначала упустил нескольких карасей, но потом приноровился, и дело пошло. Время летело, мы бродили туда-сюда, корзина наполнялась, а охотничий азарт не проходил. Часов в десять мы решили подкрепиться. Достали хлеб, сало, лук и уселись на сухом бережку. Быстро поели — и опять за работу. К полудню в корзине было штук тридцать карасей.

— Знаешь, давай точно посчитаем, сколько поймали. Может, и хватит? Нам ведь еще домой добираться и корзину тащить.

Отойдя подальше от воды, мы высыпали улов на травку и насчитали ровно тридцать пять рыб.
— Ну, еще пройдемся, пяток поймаем, и будет каждому по двадцать штук, то есть килограммов по пять, — предложил Виктор.

Так мы и сделали. Поймали пять карасей, собрались, доели хлеб, вырезали из ивняка палку, надели на нее корзину и тронулись в путь. За разговорами время пролетело быстро, и к трем часам мы были уже на нашем дворе. Разделили добычу, позвали с огорода мою маму. Когда она посмотрела на наш улов, мы будто бы подросли сантиметров на десять каждый.

— Вот это рыбари!

Мы чувствовали себя настоящими героями, а было нам всего по одиннадцать лет! Много я порыбачил с тех пор, но эта ловля руками осталась в памяти навсегда.

 

Автор: В.Бревко