Мормышка на матчевой удочке

Ловля с кивком на мормышку по открытой воде (в отвес) требует от рыболова не меньшей подвижности, чем спиннинг, не менее, если не более, интересна, позволяет, в отличие от спиннинга, эффективно добывать самую разную, в том числе и нехищную, рыбу и — к счастью (ведь мало кто любит толпу…) — имеет пока что не так много приверженцев, хотя число их неуклонно растет. Одно из главных преимуществ этой разновидности рыбалки заключается в полном контроле над приманкой, которую рыболов может вести в любом направлении, опускать, поднимать, останавливать и держать сколько угодно на месте — и в то же самое время заставлять колебаться с нужной амплитудой и частотой.

Вполне очевиден и основной недостаток способа: любая ловля в отвес предполагает, что до рыбы надо не то что добросить, а именно дотянуться удилищем. В данном случае радиус действия снасти на практике ограничен восемью-девятью метрами, и хорошо, если заветная бровка находится не дальше этой критической отметки. Универсальным инструментом тут будет очень жесткая, хорошо сбалансированная телескопическая «девятка», без колец, со сравнительно небольшой длиной нижнего колена. О достоинствах такой снасти много говорилось опытными мормышечниками, и повторяться я здесь не буду. Вместо этого я обращусь к одному из особых, частных случаев мормышечного ужения, когда предпочтительнее может оказаться совершенно иная снасть.

 

На верфи

Теоретические построения, целиком выполненные за письменным столом или, как теперь модно, за компьютером, очень часто на поверку оказываются пустышкой. Напротив, из решения частной задачи, возникшей в ходе той или иной рыбалки, нередко вырастает если не отдельный способ ловли, то его устойчивая разновидность. «Grau… ist alle Theorie und grün des Lebens goldner Baum». «Сера… теория…», и дальше по Гёте. А Гёте, надо сказать, был не дурак.

werft

Одно время мне удавалось регулярно рыбачить на территории небольшой речной судоверфи. В затоне, где стояли баржи, сухогрузы и пассажирские теплоходы, прямо от берега начиналась большая глубина; буквально в нескольких метрах от тебя мог находиться борт какого-нибудь судна. Надо ли говорить, что под судном всегда стояла рыба?

werft angeln

А рыба в затон заходила из реки разная, иногда очень крупная. Однажды мы наблюдали двух монстров совершенно невероятного размера, застывших у поверхности на середине затона. Толстолобики? Сомы? Издалека разобрать было невозможно, но, по нашим прикидкам, в каждом из них было порядка 20–30 кг…

Судоверфь

Эксперименты с простым поплавочным «телескопом», оснащенным кольцами и катушкой, показали, что лучше всего было бросать оснастку в нижнюю часть борта судна, ближе к воде, легонько, без сильного размаха, чтобы она не отскакивала, а соскальзывала по борту вниз, в воду. Поклевка, как правило, не заставляла себя долго ждать. Попадалась громадная плотва, голавли… Были и обрывы.

В затоне

Пробовал я ловить совсем без грузила, чтобы насадка медленно тонула под собственным весом и весом крючка. Но лучше всего, почему-то, работала мормышка с куском червя. Этого эффекта необычайной уловистости мормышки, то и дело проявляющегося в самый неожиданный момент, я признаться, до конца не понимаю. Правда, мормышка на поплавочной удочке — не лучший вариант, особенно в тихом месте, где нет шевелящей поплавок волны. Можно, конечно, поплавок поддергивать, но… Мне вдруг захотелось собрать снасть с кивком. Импровизация из подручных средств окончилась, однако же, весьма плачевно. Мормышку на глухой снасти тут же схватил кто-то такой, что я и охнуть не успел, как удилище согнулось в дугу и леска лопнула. Это мог быть и жерех, и карп… Рыба, как уже говорилось, там водилась всякая.

Тогда я решил действовать иначе и применить «научный подход». Но действия отложил на завтра — утро вечера мудренее.

 

«Научный подход»

На следующее утро, сразу после завтрака, я вооружился карандашиком и прямо на кухне набросал основные требования к снасти. Она должна была:

1) позволять худо-бедно играть мормышкой — изощренной игры не требовалось, так как предполагалось использовать мормышки с естественной насадкой, но все же элементарные игровые приемы должны были получаться;

2) быть удобной в управлении, чтобы не приходилось то и дело тянуться за мормышкой, складывать удилище, отодвигать его назад и т.п.;

3) обеспечивать полноценное вываживание крупной рыбы, которой, как я не раз имел возможность убедиться, в затоне хватало.

Поразмыслив, я решил остановиться на матчевой удочке, приспособленной к использованию кивка. Многочисленные кольца на высоких ножках предотвратят чрезмерное провисание лески, правильный строй позволит бороться с серьезным противником, а на классической матчевой рукоятке с передвижными кольцами катушку можно будет расположить в любом месте, добившись приемлемого баланса снасти.

 

Воплощение идеи в жизнь

Два десятка лет назад углепластик уже не был экзотикой, матчевые модели из углеволокна продавались по вполне доступным ценам. В небольшом рыболовном универсаме, совмещенном с магазином автозапчастей, я выбрал себе 15-футовую силстаровскую модель, снятую к тому времени с производства и потому предлагавшуюся с большой скидкой (обошлась она мне, помнится, если переводить на доллары, в сотню или в девяносто с чем-то «зеленых»). Это была мощная, толстостенная штуковина, трехколенная, с довольно грамотной геометрией хлыста, приемлемым (не вершиночным и не лапшистым) строем, толстым комлем и, соответственно, толстой пробковой рукояткой, на которой стояли передвижные алюминиевые кольца для крепления катушки. Этой покупкой я убивал двух зайцев, одновременно получая и желанный мормышечный аппарат, и сравнительно мощное поплавочное удилище для ловли леща, линя, голавля, усача и даже карпа. Чтобы оставить себе возможность быстро перестраивать «Силстар» с мормышки на поплавок, я решил кивок сделать съемным и ничем не нарушающим матчевые свойства удилища. Добиться этого оказалось просто.

 

Кольцо с резьбой

Идея заключалась в том, чтобы при вываживании рыбы леска не касалась никаких деталей сторожка, которые могли бы ее повредить (пластмассовые и металлические пластинки, колечки, кембрики и т.п.), а двигалась исключительно по настоящим пропускным кольцам с гладкими, жесткими вставками. Увлекаясь ловлей с маятниковым сигнализатором поклевки (свинг-тип), я всегда имею дома некоторый запас верхних колец («тюльпанов») с резьбой, куда ввинчивается такой сигнализатор. У стандартного «маятника» резьба находится на металлическом цилиндре, на который надевается резиновая трубка. Но существуют еще и древней конструкции квивертипы, которые тоже ввинчиваются в кольцо и имеют эту же самую «мужскую» резьбу. В магазине я выбрал несколько «типов» потолще и принялся за работу.

Детали кивка для матчевой удочки

Вскоре страшно примитивный, но вполне меня устраивавший сторожок был готов. От квивертипа я оставил пятисантиметровый кусочек с винтом, остальную часть отрезал и выкинул. На место среза приклеил обычное кольцо («тюльпан»), с жесткой вставкой. Получился семисантиметровый удлинитель вершинки удилища. Чуть ниже кольца я примотал нитками к этому огрызку квивертипа кусок толстой, жесткой лески диаметром 0,60 мм, предварительно нагрев его и согнув под прямым углом. На конец лески я приклеил еще одно кольцо, самое маленькой и легкое, какое смог найти, тоже со вставкой из оксида алюминия. Таким образом, я стал счастливым обладателем удилища аж с тремя «тюльпанами» сразу!

match-mormyshka-4

Можно было, конечно, просто примотать сторожок из лески и из кольца к вершинке удилища возле «тюльпана», но тогда оно стало бы чисто мормышечным. Можно, наверное, придумать и какую-то съемную конструкцию, не идя обходным путем через резьбу и дополнительное кольцо. Но меня устраивал мой вариант, и дальнейшие исследования этого вопроса я прекратил, чтобы не терять времени. Время мне было нужно для верфи!

 

Все работает

К моему удивлению, оказалось, что все работает, как часы. Я поставил на удилище маленькую открытую безынерционную катушку с леской 0,14 мм, пропустил леску через кольца и привязал полуграммовую мормышку. Открыл дужку — и мормышка пулей полетела вниз. Закрыл дужку. Насадил кусочек червяка, подмотал леску, оставив между сторожком и мормышкой где-то с полметра. Выдвинул удилище к ржавому борту баржи. Сторожок было видно отлично, тем более что кольцо, приклеенное к толстой леске, я покрасил флюоресцирующей красной краской, какой покрывают антенны поплавков.

Открыл дужку. Мормышка через некоторое время достигла дна, леска перестала разматываться. Закрыл дужку, осторожно сделал оборот-другой, пока сторожок не согнулся. Дно показывает — чувствительность нормальная. Попробовал поиграть — получается. Вынул снасть из воды, отошел в сторону, начал ловить, потихоньку опуская мормышку вдоль борта, с остановками и подыгрыванием. Вскоре сторожок — нет, не согнулся, а, наоборот, приподнялся. Я подсек. На том конце кто-то здорово потянул, затрещал тормоз. На всякий случай я сдвинул влево флажок быстрой регулировки тормоза (катушка была Shimano Aero 1000 GTM, маленькая, черная; сейчас такого размера катушек с Fightin’ Drag не делают, а зря).

Удилище согнулось, а сторожок просто вытянулся вдоль лески между двумя верхними кольцами, но самой лески не касался, потому что кольцо сторожка было обращено к удилищу и обеспечивало безопасную дистанцию до лески. Повозившись немного, я подвел к подсаку упитанного голавля.

Следующая поклевка оказалась пустой. Кто-то сожрал моего червя, но не попался, мормышка выскочила из воды голенькой. Подняв удилище, я открыл дужку катушки, мормышка опустилась мне в руку. Закрыл дужку, насадил нового червя, подмотал леску — и вперед.

Итак, мои расчеты оправдались. Сторожок работал: не мешал мормышке свободно опускаться под собственным весом, колоссально облегчая ее «обслуживание»; показывал поклевку и позволял немного подыгрывать приманкой; никоим образом не мешал вываживанию крупной рыбы, разматывающей леску через тормоз катушки.

В дальнейшем матчевая удочка с боковым кивком неоднократно выручала меня в самых разных ситуациях. Со временем появились другие удилища и другие кивки. В коробке с принадлежностями я стал всегда возить с собой кивок и пару дюжин мормышек, так что в случае чего перестроиться с поплавочной на кивковую снасть было делом одной-двух минут. После верфи, о которой шла речь выше, первым крупным испытательным полигоном для «матчевой мормышки» оказалось старое русло небольшой речушки, с несколькими бочажками и мини-водопадиком.

 

Яма у лесопилки

На берегу этого русла стояла маленькая деревенская лесопилка. К ней был хороший подъезд, и машину можно было запросто приткнуть возле какого-нибудь штабеля досок. Русло делало один за другим два крутых поворота, практически под прямым углом, а между поворотами располагалась живописная ямка. Я говорю в прошедшем времени потому, что несколько лет назад большое наводнение буквально смыло весь былой рельеф, сохранявшийся в общих чертах неизменным по крайней мере с 70-х годов, и от него остались одни воспоминания. Очень приятные воспоминания…

Со стороны лесопилки был подмытый берег, остатки каких-то столбов в воде, кусты на берегу, камни; под камнями струилась вода и стекала в яму. Многообещающих точек в радиусе действия пятнадцатифутовой удочки — предостаточно. Попадалась ручьевая форель, неплохой голавль, вездесущий окунь. Раз влетел гольчишка. На крючок мормышки среднего размера я подсаживал кусочек червя-подлистника, обычно хвостик. Заметно хуже работала мормышка с опарышем.

Поклевки бывали на всех горизонтах, но чаще, пожалуй, вполводы. Для начала я в любом случае опускал мормышку на дно, чтобы измерить глубину; лишь когда бросал «на всплеск», начинал работать сверху, а не снизу. Игра всегда была медленной, с паузами.

Похожие условия можно найти на многих малых речках с бочажками. Рыба в таких местах, как правило, пуглива, хотя и жадна до приманок. Хорошо запомнилась ловля крупного ельца в подпруженном притоке Рузы (Московская область).

Подходя к берегу речушки и работая затем удочкой, следует действовать скрытно, как охотник, а не дрыгаться, как дикарь во время ритуальной пляски. Камуфляжная или в тон пейзажу одежда во всяком случае предпочтительнее ярких, шутовских «рыболовно-спортивных» нарядов.

 

С моста

Вышеупомянутое старое русло в одном месте пересекала дорога, и там построили довольно длинный мост. Но мост вышел высоким, а под ним было совсем мелко, поэтому там я почти не ловил. Куда больше интересовал меня другой мост — через новое русло. Здесь до воды было всего несколько метров, и сверху вполне можно было применять мормышку на длинном удилище. Именно на длинном, с коротким ничего не получалось, потому что ветром всегда выдувало леску в большую дугу. Мое матчевое пришлось как раз впору.

Форель на мормышку

Обычно я прислонялся к перилам, наклонял удочку, держа ее полностью за перилами, и начинал мормышить, держа кивок недалеко от поверхности воды. Обязательно находилось затишье или круговое течение, медленная обратка, где вполне хватало веса даже некрупной мормышки. Кроме того, почти всегда кто-нибудь более или менее интересный стоял за опорами моста.

Если рыба попадалась некрупная, то я просто поднимал ее на мост, предварительно удлинив леску, чтобы увеличить амортизацию и чтобы добыча попала мне в руку, а не «приасфальтилась» на дороге в четырех метрах от меня.

Если же на крючок садился кто-нибудь посолиднее, то я, немного утомив его и взяв под контроль, быстро шел к концу моста, сдавая при этом леску, но не ослабляя натяга, и спускался по ступенькам вниз, где у меня уже был приготовлен подсак.

Добычей и здесь становилась в основном ручьевая форель, реже — окунь и голавль. Иногда ловилась радужная форель. Для любителей во всяком тексте видеть призыв к нарушению правил рыболовства поясню, что мир пока еще, к счастью, не ограничивается местностями, где дебильные правила запрещают ловить ручьевую форель круглый год и любую рыбу удить с мостов. Мой рассказ относится к более гостеприимным краям, где разрешено и то и другое. Пока писал эти строки, вспомнилось «кастрированное» издание (1984 года) знаменитой книги Л.П.Сабанеева «Рыбы России», где через каждые несколько страниц внизу жирным шрифтом было набрано примечание: «Ловля … в настоящее время для любительского рыболовства запрещена».

Кстати, со многих мостов очень удобно ловить в проводку с дальним отпуском крупного поплавка. Это отдельная тема, а обозначил я ее потому, что, сняв сторожок с длинного матчевого удилища, мы тут же получаем отличный инструмент для той самой дальней проводки.

 

С мостков и причалов

Есть одна глупая, но очень распространенная ошибка: ждать, «пока начнется». Неважно, что начнется, важно, что самое интересное бывает до «официального начала», и тут уж надо не зевать. Сколько уникальных снимков удается сделать фотографам до того, как откроется мероприятие, которое они пришли освещать! То же и с ужением: нередко лучшая ловля бывает до формального начала рыбалки. Вот типичный случай: лодочная станция, лодки стоят рядами, народ ходит туда-сюда, собирается на рыбалку. А мы начнем прямо сейчас. Под лодками уже приличная глубина, шныряют мальки. А где мальки… Правильно, там и тот, кто за ними охотится. И это не только окунь. Кроме того, белая рыба подходит к станции, привлекаемая сюда всем тем, чем обрастают столбы, а также, разумеется, попадающими в воду остатками прикормки и насадки, крошками, разным мусором… Короче говоря — где людно, там всегда есть чем поживиться.

Очень длинная удочка в таких местах неудобна: не развернешься, да и народ мешает. Слишком короткая — не дает свободы маневра. А матчевая с кивком — в самый раз. Ею, например, можно обследовать все пространство вокруг лодки, опуская мормышку вплотную к борту, в то время как с зимней коротышкой придется ловить прямо у себя под ногами. Очень полезно обловить промежутки между лодок, стоящих рядом.

На зарастающих озерах, где возле лодочной станции нередко находится плавучий остров, прямо у причала, «не отходя от кассы», удается таскать лещей, линей, карпов… С карпом, правда, матчевая удочка в стесненных условиях редко когда справляется.

Другое средство подобраться поближе к рыбе — рыбацкие мостки. Мостки на платных прудах-аквариумах расположены, как правило, самым идиотским образом. А вот строительная самодеятельность на «диких» водоемах иногда дает очень недурственные результаты.

На мормышку с мостка

 

С плотин

Перед плотиной у берега обычно бывает большая глубина. Дело ясное — тут тоже удобно мормышить нашей снастью. На дамбах прудов, устроенных на ручьях и речушках, нередко растут деревья, кусты; под кустами, среди их погруженных в воду ветвей, обязательно надо попробовать половить. Более капитальные сооружения, возведенные на «настоящих» речках, обычно предполагают наличие бетонного берега без какой-либо растительности, но рыба охотно заглядывает и сюда. Особенно интересно бывает у водослива. Глубина перед сливом максимальная, иногда — огромная, но рыба держится в верхних слоях воды, гуляя или поджидая приплывающий мусор, среди которого всегда отыщется съестное. К поверхности поднимаются иной раз такие чушки, от одного вида которых захватывает дух.

Выше слива мне доводилось ловить на мормышку крупного окуня, форель, голавля, плотву. Много раз я встречал в таких местах карпов, но за ними охотился уже другими способами. С крупным диким карпом шутки плохи, разговор с ним ведут всерьез, вооружившись правильным инструментом.

Одно из самых «мормышечных» мест — яма под водосливом. Если плотина невелика, то и яма эта весьма компактна, и тут-то уж все достоинства мормышечной снасти среднего радиуса действия проявляются в полной мере.

С мормышкой под плотиной

 

С лодки

Выше мы уже касались лодок, когда речь шла о причалах. Многое из того, что там говорилось, справедливо и для ужения с лодки. Казалось бы, в лодке можно обойтись совсем коротким удилищем. Но нет — во-первых, рыба все же побаивается лодок и, бывает, старается держаться от них на некотором удалении, а во-вторых, короткое удилище сильно ограничивает маневр. С другой стороны, управляться с очень длинным «телескопом» или даже штекером в лодке неудобно, особенно если это маленькая надувная посудинка.

В середине 90-х годов мы с отцом активно «разрабатывали» Верхнерузское водохранилище на северо-западе Московской области. Для водохранилища это были не лучшие времена, по вине Мосводоканала много хорошей рыбы погибло, и для оценки оставшегося потенциала мы предприняли ряд разведывательных вылазок на лодке, объездив практически весь водоем от его верховьев до предплотинного участка. Отправляясь на разведку, мы непременно брали с собой не только спиннинговые снасти, но и «матчевую мормышку». Спиннинговые приманки позволяли получить представление о ситуации со щукой и окунем, мормышка — о положении с лещом и плотвой. Окунь, разумеется, интересовался мормышкой ничуть не меньше, чем белая рыба. Но куда ценнее оказались данные о поведении леща и очень крупной (порядка килограмма) плотвы; последнюю на Верхней Рузе в то время чаще можно было видеть в сетях браконьеров, чем в уловах поплавочников. В частности, мы были немало удивлены концентрацией леща посреди мелких, ровных поливов вдали от русла и других структур подводного рельефа, где его никогда никто не ловил никакими способами.

Ловля с надувной лодки

Сейчас, отправляясь на лодке со спиннингом, я почти всегда беру с собой и мормышечную снасть. Правда, в небольшой лодке держать под рукой «на всякий случай» матчевую удочку, в то время как работаешь джигом или воблером, не очень удобно. Тут стоит подумать о так называемых телескопических матчевых удилищах, которые в сложенном состоянии не занимают в лодке много места, но в случае чего очень быстро могут быть приведены в боевую готовность.

 

Искусственные насадки

Лет десять тому назад я познакомился с Николаем Крекшиным из Москвы. Этот весьма незаурядный, оригинальный рыболов тогда начал писать статьи для «Российского рыболовного журнала», и мы довольно быстро нашли с ним общие интересы. Впрочем, это закономерно: редакция и авторский коллектив РРЖ (позднее — РЖ) представляли собой, за редкими досадными исключениями (какое правило без исключений!), группу единомышленников. Одним из коньков Николая является ловля по открытой воде длинной удочкой с боковым кивком, на мормышку с искусственной насадкой, и надо сказать, что в сей дисциплине он достиг немалых успехов.

Под влиянием Крекшина я стал заниматься этим в высшей степени интересным и весьма результативным видом ужения и решил выяснить, нельзя ли приспособить к нему мой принцип матчевой мормышечной удочки. Николай немедленно спроектировал и изготовил для меня соответствующий кивок, ввинчивающийся в верхнее кольцо с резьбой и оснащенный самыми мелкими и легкими пропускными колечками от вершинки пикера. Стремясь свести к минимуму паразитные колебания хлыста, я выбрал жесткое матчевое удилище и перевернул его кольцами вверх. При этом оказалось, однако, что безынерционная катушка, стоящая на удилище, во время работы такой снастью очень неудобна. Поразмыслив, я справился с возникшей проблемой.

Безынерционная катушка, стоящая на удилище, а не висящая под ним, — вполне приемлемый вариант ловли с катушкой, имеющий свои преимущества. Так ловил, кстати, мой отец, так ловит сейчас, например, П.М.Моталов. Нижняя часть рукоятки удилища в этом случае зажимается между предплечьем, и снасть очень стабильна. Беда в том, что при ловле на мормышку такое положение удилища неудобно, особенно когда ловишь с лодки, а при отсутствии жесткой фиксации рукоятки сказывается очень неустойчивое равновесие, в котором находится удочка: малейшее движение — и катушка норовит перевернуть удилище на 180 градусов вокруг его продольной оси.

Кто ищет, тот всегда найдет. На этот раз выход нашелся довольно скоро. Порывшись в шкафу, я извлек из его недр маленькую мультипликаторную катушку, которую купил когда-то давно для ловли на бортовую удочку. Для «матчевой мормышки» она не подходила из-за малой скорости подмотки и несовершенства механизма, отсутствия лесоукладывателя. Но сама идея — использовать маленький «мультипликатор» — меня заинтересовала. После внимательного изучения японских каталогов Daiwa и Shimano я остановился на катушках для ужения черного морского карася, который по-японски называется куродай, или чину.

Куродай, чину

Это небольшого размера простые или мультипликаторные инерционные катушки, предназначенные именно для ловли в отвес, а не для заброса приманки. Среди них мне особенно приглянулись модели с «хитрой» тормозной системой, которая у «Дайвы» получила наименование Chinu Drag, а у «Симано» — Chinumatic Brake. При буквальном переводе на русский выходит нечто вроде «карасевого тормоза»!

Смысл системы заключается в том, что катушка имеет постоянно включенный стопор обратного хода (в большинстве случаев — обгонную муфту), которая позволяет крутить ручку только в одном направлении — вперед. Выключить стопор невозможно. Однако вал колеса главной пары соединен с муфтой не жестко, а через регулируемый тормоз. Поэтому назад катушка все-таки вращается (и шпуля, и ручка одновременно), преодолевая сопротивление этого тормоза.

Shimano Chinumatic Brake

У «Дайвы» таких катушек четыре, по две в каждой из двух серий — Chinu Jacker и Chinu Chaser. У «Симано» есть три модели, называющиеся Chinumatic. «Дайву» надо было доставать из Японии, а симановские «чинуматики» в свое время были завезены в Россию в заметном количестве и присутствовали в некоторых розничных магазинах. Это-то обстоятельство и определило в основном мой выбор. Никто не любит долго ждать, когда хочется проверить на практике новую идею.

Daiwa Chinu Chaser & Jacker

На «чинуматике» имеется надпись: Ultimate Thumb Control. Абсолютный контроль с помощью большого пальца! И это не преувеличение. Вот как все выглядит на деле. Я устанавливаю катушку в держатель, нажимаю (большим пальцем, разумеется) на клавишу свободного хода шпули, продеваю леску сквозь кольцо лесоукладывателя, кольца удилища и кольца ввинченного в «тюльпан» кивка. Во избежание перебежек регулятор осевого положения шпули (или, если хотите, подтормаживатель шпули) чуть-чуть, почти незаметно подтянут.

Привязываю мормышку. Под весом среднего размера мормышки для ловли с искусственной насадкой шпуля сама не вращается, леску я стягиваю с катушки другой рукой. А вот начиная с точной регулировки лески (чтобы получить нужное расстояние от кивка до поверхности воды) всю работу берет на себя большой палец той руки, которая держит удилище.

Shimano Chinumatic reel

Палец лежит на шпуле и вращает ее вперед или назад. Когда нужное расстояние достигнуто, я отвожу палец в сторону на один сантиметр и передвигаю вперед рычаг. Свободный ход выключен. То есть, для выключения свободного хода мне не надо браться за ручку катушки (хотя возможно и автоматическое выключение при вращении ручки), — здесь есть этот удобный рычаг. Чтобы опять включить свободный ход, мне достаточно передвинуть тот же рычаг на себя. Но и это не всегда нужно: для небольшой корректировки (опустить или поднять мормышку на пару сантиметров) мне достаточно вращать шпулю пальцем при выключенном свободном ходе — на меня шпуля все равно вращается свободно, а от меня — через тормоз, но его усилие я без труда преодолеваю пальцем. Все эти операции я выполняю одной рукой, точнее — большим пальцем. Касаться ручки катушки при этом мне нет никакой необходимости. Все продумано, все очень удобно. Воистину — абсолютный контроль с помощью большого пальца! Вот что значит специализированная катушка, сконструированная японцами для ловли в отвес. И не на экспорт. Для себя они лучше делают.

Сейчас (на 2010 год) в ассортименте «Симано» есть три модели «чинуматиков», образца 2008 года, — базовая («1000»), улучшенная («1000XT») и флагманская быстроходная («1000SP»). Каждая из них бывает под правую руку («1000») и под левую («1001»).

Shimano Chinumatic reel range

У базовой модели нет шарикоподшипников, весит она 195 г, имеет передаточное число 6,2 и номинальную скорость подмотки 58 см за один оборот ручки (если даже взять 50 см в качестве фактической скорости, то это тоже очень много для такой маленькой штуковинки).

Модель XT отличается от базовой наличием двух шарикоподшипников, что в нашем случае совершенно не принципиально, и присутствием в комплектации запасной шпули, что, конечно, неплохо.

Модель SP имеет три шарикоподшипника, передаточное число 7,1 (это плюс), большую ручку с увеличенным рабочим плечом (для нас это минус, такая ручка мешается; зато там стоят отличные, удобные рукоятки Technical Grip). Запасных шпуль здесь даже две.

Цена с каждой следующей ступенью увеличивается почти вдвое, так что SP стоит дороже спиннингового «Биомастера». Если смириться с отсутствием запасной шпули, то вполне можно ограничиться недорогой базовой моделью, которая, к тому же, имеет солидный черный цвет.

Что касается расположения ручки, то большинству рыболовов-правшей, пожалуй, больше подойдет ручка слева. Правая рука держит удилище и выполняет игру мормышкой, большой палец правой руки управляет шпулей и «чину-механизмом». Левая рука при необходимости подключается и крутит ручку катушки. С другой стороны, крупную добычу, которую нельзя поднять из воды на леске, надо как-то вытаскивать (рукой, подсаком), и при вытаскивании лучше действовать правой рукой, а удилище держать левой. Если уж перекладывать удилище из одной руки в другую, то лучше делать это в начале вываживания, сразу после подсечки, и тогда нужна рукоятка справа. В общем, тут кому что больше подходит, дело привычки и вкуса.

В данный момент я пользуюсь двумя «чинуматиками» старого образца (в новом поколении мало что изменилось, а принципиальных изменений практически нет; обзор одной из старых моделей можно прочитать здесь); под них у меня четыре шпули, три из которых — разной лесоемкости. На шпули намотана нейлоновая мононить 0,12, 0,14 и 0,16 мм (по микрометру). Леска подбирается под массу мормышки и размер ожидаемой добычи. Конечно, для игры чем тоньше леска, тем лучше, но нередко приходится идти на компромисс: вываживать крупную, сильную добычу на 0,12-й леске даже с катушкой — неблагодарное занятие.

Матчевая удочка с кивком

Если глубина ловли невелика и длина лески от мормышки до кивка заметно меньше длины удилища, то после подсечки приходится удлинять леску, чтобы добраться до рыбы. Когда попадается крупная рыба, удлинение лески в любом случае необходимо, причем немедленное: чем длиннее леска, тем она лучше амортизирует рывки и тем меньше риск обрыва или схода.

 

С мормышкой по осенним речкам

Осенью я люблю бродить по малым рекам и ручьям. Травы уже поникли, и там, где летом были непролазные джунгли, теперь появился хороший подход к воде и достаточно места для уверенной работы снастью. Да и народу поменьше. Время отпусков, пикников и шашлыков миновало, люди втянулись в рабочий график; по будням так и вообще случается так, что на километры вокруг — ни души. После какофонии и суеты большого города тишина и покой кажутся раем. Еще, конечно, здорово бродить с ружьем, но это уже совсем другая песня.

 Вариантов «бродячей рыбалки» несколько. Чаще всего ходят со спиннингом в расчете на щуку; многие, к сожалению, забирают с собой весь улов и сильно выбивают щучье население речек. Можно еще вооружиться универсальной проводочной удочкой: матчевое удилище (или какой-нибудь «эйвон»), катушка, поплавок… Или даже совсем отказаться от поплавка и оставить просто небольшой груз на леске… Ну, и, конечно же, наш вариант — мормышка с кивком. У каждого способа — свои преимущества и недостатки. Недостаток спиннинга в малом разнообразии добычи. Под Москвой рассчитываешь прежде всего на щуку, иногда еще на окуня, голавля. А вот крючок с животной насадкой или мормышку может схватить кто угодно, от карася до пескаря и гольца. И эта непредсказуемость очень привлекательна.

 Осенью с мормышкой

Недавно обходил я одну речушку со своей обычной мормышечной снастью, состоящей из длинного, 18-футового матчевого удилища, «чинуматика» с тонкой леской, кивка и мормышки, — и возле мостика наткнулся на стайку окуней. На четвертом или пятом окуне вдруг сломался кивок, тот самый, еще с судоверфи, причем поломка была из серии «восстановлению не подлежит». С собой у меня кроме нескольких мормышек и насадки ничего не было, потому что на рыбалку я специально не собирался, а вышла она экспромтом: ехал по делам и решил воспользоваться удобным случаем. Но уходить не хотелось. Вывинтил остатки кивка из верхнего кольца, снял его с лески, перевязал мормышку и стал ловить просто так, на ощупь. Собственно говоря, я нередко использую палец в качестве сигнализатора поклевки, когда ловлю с крючком и грузилом, без поплавка (это можно, наверное, назвать сверхлегкой ходовой донкой). А можно так же действовать и с мормышкой. Игра мормышки, правда, изменяется, и пустых поклевок становится больше, но все-таки результат есть, и это главное. А иначе зачем вообще удочка? Тогда уж лучше гулять с фотоаппаратом.

 

Автор: Дмитрий Баличев

Фото автора, Shimano Inc., Globeride Inc.

Первоначальный вариант статьи публиковался частями в интернет-газете Daily Fishing в феврале — мае 2010 года. Размещенная здесь статья заново отредактирована и дополнена автором.