Рыбацкое счастье

Счастье рыболова — в чем оно? Говорят, у каждого оно свое. Но мы не удовлетворимся таким уклончивым ответом и рискнем сделать некоторые обобщения, хотя бы и в довольно узких рамках. Попробуем рассмотреть самую интересную и симпатичную категорию наших коллег по увлечению, а именно — категорию заядлых удильщиков, объединяемых никогда не ослабевающим стремлением к изучению объекта своей страсти (то есть той или иной рыбы), к совершенствованию снастей и принадлежностей, к поиску новых методов и к решению разных головоломок, которые с завидным постоянством преподносит им рыбалка.

С точки зрения обывателя их увлечение рыбалкой диспропорционально, но ведь пропорциональность — понятие относительное, зависящее от применяемой системы координат, или, если хотите, шкалы ценностей. Для людей, все мысли которых заняты карьерой, благоустройством квартиры, строительством дачи и посещением распродаж в крупных магазинах странным кажется углубленное изучение таких материй и предметов, которые не дают в повседневной жизни никакой практической выгоды. Но, с другой стороны, именно в этой способности выстраивать иерархию ценностей с преобладанием нематериальных над материальными и заключается одно из основных отличий человека от скотины. В то время как наша бренная оболочка смертна, а материальные блага тленны, идеи не умирают; поэтому исследователи-идеалисты не так озабочены скоротечностью и неустойчивостью земного бытия и лучше чувствуют свободу и вечность.

Чаще всего эти энтузиасты специализируются на каком-нибудь непростом виде рыбы (например, карпе) или сложном, мало практикуемом методе ужения (скажем, нахлысте). Там больше целины, там шире возможности, там нет толпы, наконец. Правда, в силу обстоятельств их поле деятельности может быть ограничено и банальной ловлей карася в городском пруду. Но даже здесь всегда есть возможность отойти от шаблона и заняться творческим поиском.

При общении с такими рыболовами может показаться, что у них нет ни работы, ни дома, ни семьи, вообще никаких забот, кроме рыбалки. Разумеется, это не так. Можно сказать, что каждую свободную минуту они отдают рыбалке, но именно свободную — от других, более важных дел. А уж конкретные приоритеты каждый устанавливает для себя сам.

Рыболов с английской удочкой
Скучать, конечно, увлеченному рыболову не приходится. Он тщательно планирует каждую рыбалку, основательно готовится к ней, на водоеме проверяет свои догадки, наблюдает за рыбами и другими рыболовами, за природой вообще, после рыбалки обобщает увиденное, делает выводы, обсуждает их с друзьями, начинает переделывать снасти, искать пути решения той или иной проблемы, наводить справки и доставать необходимые принадлежности. И т.д., и т.п. А потом — очередная проверка в деле.

Вообще, творчество (в нашем случае — творческий поиск) дает человеку едва ли не самые сильные эмоции, причем высшего порядка, чем простые животные наслаждения. А в случае творческого успеха, пусть даже частичного, он испытывает такое удовлетворение, которого не передать словами. Те люди, которые не понимают этого, а также те, которые не воспринимают ужения всерьез, как науку, а смотрят на него, как на детскую забаву, никогда не поймут ни самих рыболовов, ни движущих ими мотивов, ни их чувств и переживаний.

Итак, мы можем определить рыбацкое счастье в данном случае как некое не поддающееся точному описанию (хорошо определение, нечего сказать!) состояние золотой середины, когда некоторые успехи уже достигнуты, но впереди маячат другие, еще более значимые. Исчерпать возможности поиска нельзя, поскольку мы имеем дело с рыбами и — если брать шире — с живой природой, которая не остается неизменной. И в этом смысле рыбацкое счастье безгранично.

Д.Баличев
Здесь воспроизведено Слово редактора, опубликованное в шестом номере «Рыболовного журнала» за 2007 год. На мой взгляд, оно ни капельку не устарело.